Ликбез – 3: метафора, гибербола, аллегория…

vedavrata

метафора – средство художественно выразительности, перенос свойств живого на неживое или наоборот. – употребление слов и выражений в переносном смысле, исходя из сходства, аналогии; сближение в речи двух предметов по сходству или контрасту. Напр., “зубы белые как сахар”, “иностранец Василий Федоров”. В метафорическом значении могут употребляться как имена предметов, так и обозначения из признаков (глаголы, прилагательные, наречия), напр., “острая бритва”  “острое слово” или (в классе имен): “дубина  “наш директор – дубина”. Отдельно выделяют гиперболические метафоры (или метафорические гиперболы) типа: “наш швейцар – настоящий Геркулес”. Метафоры свойственны поэтической речи: “Метелица как медведица. Весь вечер буянит зло. То воет внизу под лестницей, То лапой скребет в стекло” (Э. Асадов), “Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя, То как зверь она завоет, То заплачет как дитя” (А. Пушкин), “Аэродром для комаров мой лысый череп” (Е. Евтушенко). Такие метафоры называют образными или поэтическими. От них отличают лексические метафоры – мертвые или окаменевшие, стертые метафоры типа “лист бумаги”, “ветер перемен”, “герой дня”. С помощью метафор в художественной речи могут выражаться контраст и ирония, напр., “Скрытый кустами и темнотой, он видит, как теща сидит за столом и ест мясо. ‘Я ем совсем мало, я ем как птичка – а вечером вообще не ем’, – говорит она обычно; хорошо освещенная, она сидит и рвет мясо большими кусками. Как птичка. Как орел” (В. Маканин).

олицетворение – перенос свойств человека на неживое. – прием приписывания неодушевленному предмету, отвлеченному понятию или примитивному животному человеческих качеств; напр., “умная машина”, “а волны и стонут, и плачут”, “звезда с звездою говорит” (М. Лермонтов), “берёт тоска” и т. п.

параллелизм – одинаковое синтаксическое построение соседних предложений .

гипербола – преувеличение, как художественное средство. – заведомое преувеличение каких-то свойств, качеств, признаков объекта (предмета, процесса, явления). Гипербола постоянная спутница рекламирования и PR-журналистики, имеющая особое значение для коммерческой товарной рекламы. Природу гиперболизации в речи и языке можно представить так. Множество гипербол являются стереотипными, шаблонными, напр., “на столе кошмарный беспорядок”, “сто лет не виделись”, “тысяча извинений”. Такие гиперболические выражения со стертым от частого употребления образным значением (притупилось в сознании людей, воспринимающих подобные высказывания) не могут усилить действия текста, быть средством выразительности речи, воздействия на аудиторию. В то же время в межличностном общении это – часто достаточно сильные строуксы, знаки внимания к собеседнику. В языке рекламы такая гиперболизация обеспечивает нужный подтекст. “Грандиозный проект”, “новейшая разработка”, “самый лучший товар” и др. подобные гиперболические штампы указывают на то, что потребителю есть зачем тратить время, знакомясь с рекламным обращением, создают фон для той конкретной информации, которая, в конечном счете, обычно решает дело, определяет решение о покупке. Иногда гипербола стремится показать что-то небольшое как ничтожно малое, усиливает признак незначительности: “достаточно микроскопической дозы”, “наш салон находится в двух шагах от метро”, “сию секунду”. Такие уменьшительные гиперболы не следует путать с мейозисом, являющимся логической и психологической противоположностью. Отдельно существуют оригинальные гиперболы, обладающие большой выразительностью и силой воздействия на аудиторию. Эти гиперболы обычно явно противоречат общественному опыту, часто – здравому смыслу. Напр., “посади оглоблю – вырастет тарантас” (А. Чехов). Выделяют метафорические гиперболы (или гиперболические метафоры) – употребление слов и выражений в переносном значении с явным преувеличением качества или признака, например, “наша компания – один из Гулливеров российской экономики”, “в деревне Затыкино завелся свой олигарх – агроном и самогонщик И.Букин”. Существуют еще ориентальные или восточные гиперболы. Люди Востока склонны к цветистым и многословным оборотам речи, содержащим множество преувеличений. Достаточно заглянуть, например, в “Сказки тысячи и одной ночи”. Россиян и западных наблюдателей сегодня неприятно поражают напыщенные восхваления лидеров постсоветских республик Средней Азии в местных СМИ. Ориентальные гиперболы свойственны и представителям Кавказа. В “восточном стиле” восхваляли. Прекрасные образцы восточных гипербол содержатся в замечательном романе Л. Соловьева “Повесть о Хадже Насреддине”: “Когда я, ничтожный муравей, был озарен лучами величия Эмира, соизволившего вспомнить мое недостойное имя, то я погрузился в сладостное море небывалого счастья”. Дело здесь не только в многовековых традициях восхваления падишаха или хана, не только в требованиях восточного этикета с его преувеличенной формальной вежливостью (сходное явление – в Японии, Китае, Корее). На Востоке иной, чем на Западе способ мышления: основная нагрузка падает на правое полушарие мозга, ответственное за образную картину мира. Левое полушарие, отвечающее за словарное мышление, анализ, счёт, системность и моделирование, играет вспомогательную роль. На Западе, включая Россию, наоборот. Кроме того, особое влияние на метафорическую гипербализацию речи в мусульманских странах оказывает то обстоятельство, что Коран запрещает живописные, скульптурные, графические изображения людей, животных и природного ландшафта (того, что создал Творец). Европейский рыцарь мог в Средние века поместить на своем гербе изображение Льва. Знатный воин-мусульманин этого сделать не мог. Вот и именовался “лев пустыни”. Восточные гиперболы активно влияли на менталитет европейцев: французского короля Людовика XIV называли “королем-Солнцем”, испанцы подписывали письма “целую ваши ноги”, (с этим выражением сравнимо африканское – “целую вас жадно”). Метафорические гиперболы характерны для фольклора и художественной литературы. Так, в русских былинах, аналоге европейских легенд, говорится о Владимире Красном Солнышке, богатырей уподобляют “кряковистому дубу”, девицу называют “Лебедь белая”. А. Пушкин, описывая появление Петра I во время Полтавской битвы, заключает: “он весь как Божия гроза”. В коммерческой рекламе гиперболические определения нужны для преувеличения функциональных качеств и эстетических свойств товаров и услуг, например, “Баунти – райское наслаждение”. Гиперболы требуются для провоцирования определенных действий целевой потребительской аудитории, ее “программирования” на покупку: “товар года”, “самый верный выбор”, “сенсация на рынке препаратов для похудания”. Использует (обычно шаблонные) гиперболы и политическая реклама и пропаганда – “судьбоносные решения”, “гарант Конституции”, “империя зла” и другие. Встречаются интересные гиперболические определения политических и общественных деятелей: “железная леди” (о М.Тэтчер) и т.п.

сравнение – сопоставление явлений или понятий с другим явлением или понятием. – фигура речи, когда один предмет уподобляется другому, у которого находят общий с первым признак. Например, “наши конфеты такие же вкусные, как сладости вашего детства”. Отдельно выделяют образные, поэтические сравнения – “как пальма, смятая грозою, Поникла юной головой…”.

аллегория – изображение отвлечённого понятия через конкретный образ. – иносказание, передача отвлеченной идеи, мысли через образ. Аллегорию отличает от символа то, что она однозначна. Например, аллегория правосудия является образ Фемиды – женщины с весами в руках и повязкой на глазах. Образ внезапной любви, страсти представляет Амур, – имеющий вид пухлого мальчишки с луком и стрелами. В сказках, баснях и притчах роль аллегорий исполняют животные: лиса – аллегория хитрости, волк – жадности и злобы и т. д. В литературе были распространены аллегорические фамилии: Скалозуб, Молчалин, Держиморда, Очумелов, Собакевич. Сегодня так выглядят псевдонимы некоторых журналистов. Создаются аллегории и в современной культуре, напр., голубь Пикассо – аллегория мира.

парадокс – суждение, внешне резко противоречащее здравому смыслу, но глубокое по значению. Например: “Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.”

эвфемизм – воздержание от неподобающих слов, смягчённое выражение.(вместо “высморкалась” – “облегчила нос”) – слова или фразы, выражения, которыми заменяют более грубые определения, смягчают высказывание. Любой эвфемизм не только смягчает высказывание, но и делает речь более образной, выразительной. Напр., вместо утверждения, что кто-то глуп, говорят что этот кто-то “пороха не выдумает”, вместо “наглое поведение” – “неадекватное поведение”. Часто к эвфемизмам прибегают из-за явного неприличия некоторых терминов в литературной речи: вместо “задница” употребляют описательные, эвфемистические выражения “приятные округлости”, “пятая точка”. Также используют синонимию, когда хотят сделать речь более вежливой: вместо “потолстел” говорят “поправился”, вместо “опоздала” – “задержалась” и т. п. К эвфемизмам и эвфемистическим выражениям часто прибегают политики и журналисты: редакции, например, не стремятся лишний раз участвовать в судебных разбирательствах из-за того, что кого-то назвали “вором” или “казнокрадом”. Поэтому прибегают к таким эвфемизмам, как “частные интересы”, “неосторожное обращение с государственным имуществом”, “известная широта натуры” и т.д.

оксюморон – сочетание противоположных по смыслу слов(“оптимистическая трагедия”) – прием соединения в речи противоположных понятий, напр., “горячий лед”, “холодный огонь”, “красноречивое молчание”, “горькая радость”, “зубной окулист”, “состоятельный нищий”, “бесплатный товар”.

Антонимы – слова одной части речи, имеющие противоположные значения. Явление антонимии с точки зрения психологии обусловлено такими факторами, как ассоциации (связи понятий в сознании людей) по контрасту и логическое противопоставление видовых понятий. Антонимы первого типа: “горячий – холодный”, “бедный – богатый”, “худой – толстый”, “маленький – большой”. К логическим антонимам относятся такие, как “черный – белый”, “до – после”, “ложь – истина”. Антонимы часто бывают слова с оценочным значением (“хороший – плохой”, “друг – враг”), названия координационных понятий (“левый – правый”, “начало – конец”) и названия противоположно направленных действий, признаков и свойств (“приезжать – уезжать”). Антонимов нет у слов с конкретным значением, названий предметов: “авторучка”, “стол”, “автомобиль”, “стадион”. У многозначных слов может быть несколько антонимов, которые соотносятся с разными значениями: 1) лёгкий – тяжелый (багаж), 2) лёгкий – сильный (ветер), 3) лёгкий – трудный (урок в школе).

Синонимы – слова близкие и очень близкие (равнозначащие) по значению, принадлежащие к одной части речи и различающиеся по смыслу только оттенками. Синонимами создается богатство языковых средств и их выбора в речи (для выражения тонких смысловых оттенков, нюансов и разнообразия в высказываниях и характеристиках предметов, явлений, процессов, признаков). Выделяют большое множество синонимов: – идеографические синонимы, напр., “есть – закусывать”, “пить-выпивать”, “покупать-приобретать”; – абсолютные или полные синонимы (стремящиеся к полноте, но всё-таки ограниченные каким-то неярким смыслоразличительным оттенком), напр., “языкознание – языковедение”; – грамматические синонимы, т. е. совпадающие по значению грамматические конструкции типа “бабушкин обед” – “обед бабушки”, “мой доллар” – “доллар мой”; – относительные синонимы, у которых сходство по смыслу не распространяется на все значения, напр., “артист” и “актер” (можно сказать “артист криминального жанра”, но нельзя – “актер”), “живописец” – “художник”. – синтаксические синонимы, т. е. разные по конструкции предложения, одинаковые примерно по смыслу: “когда Сидоров стал депутатом, он запил и загулял” – “став депутатом, Сидоров запил и загулял” и “клиент начал скандалить, выходя из ресторана” – “выходивший из ресторана клиент начал скандалить”; – стилистические синонимы, отличающиеся только нюансами стилистического употребления (близко – к идеографическим): “собака-пес”, “лошадь-конь”, “товар-продукт”; – функционально-речевые синонимы, т. е. слова или словосочетания, которые могут совпасть с др. словами или словосочетаниями только в определенном речевом контексте, ситуации речи: например, в сочетании с “оставить одежду” синонимы могут быть “гардероб”, “раздевалка”, “вешалка”, т. е. “оставить одежду в гардеробе (в раздевалке, на вешалке), но в сочетании “обновить гардероб” невозможно использовать “вешалку” и “раздевалку” (“обновить” их – значит отремонтировать, т. е. синонима уже нет). Синонимия может возникать и у фразеологизмов, устойчивых словосочетаний. Например, “ясно, как дважды два” – “ясно, как день”. Выделяют еще словообразовательные синонимы, т. е. случаи типа “уснуть” – “заснуть”.

Омонимы – слова, совпадающие по звучанию, но разные по смыслу, напр., “лук” (растение) и “лук” (оружие), “посол” (дипломатический ранг) и “посол” (засаливание, “килька пряного посола”), “дождевик” (плащ) и “дождевик” (гриб). Омонимию, т. е. наличие таких слов в языке, используют в рекламе; например, в слогане: “Не кладите деньги в банки, а держите их в Сбербанке”. В популярной телепередаче “Тушите свет” ее герой Хрюн на вопрос, знает ли он “кого-нибудь из западных христиан”, ответил: “Ганс Христиан Андерсен”. Омнонимы и омонимия широко используется для игры слов, создания каламбуров. Омонимия может распространяться не только на слова, но и на морфемы, части слов. Это обеспечивает возможности рифмовки и звуковых сближений: “Светик” – “приветик”, “Толик” – “алкоголик”, “Дашка” – “замарашка”, “шашлык” – “башлык”; “шушера” – “мушера”.

Tags: ,

Leave a Reply